Мода и современное рабство

2018 год, но рабство все еще существует. И Мода - одна из пяти ведущих отраслей, способствующих современному рабству.

Три истории в последнее время поразили меня и привели к тому, что я все еще сталкиваюсь с этой неудобной темой, о которой мы никогда не говорим.

Первая - это статья, опубликованная летом в "Global Slavery Index 2018".
В статье рассказывается много интересного и подчеркивается роль Моды на рынке современного рабства.

Пять лет назад крах "Rana Plaza" резко переключил внимание на плохие условия труда для работников текстильной промышленности во многих странах Юго-Восточной Азии (и не только). Оттуда началось движение #FashionRevolution, которое стало началом, но к сожалению, этого недостаточно.

В текстильной промышленности большинство рабов - это женщины.
На практике: женщины некоторых стран мира вынуждены работать за мизерную заработную плату в бесчеловечных условиях, чтобы позволить женщинам другой половины мира покупать модную одежду.

Вторая история, которая заставила меня задуматься - это публикация "Нью-Йорк Таймс" во время последней Недели моды в Милане.
Помимо сомнительных сроков, американский журнал рассказал о типично итальянском феномене, который в индустрии моды известен очень хорошо. Речь идет о "работе на дому".

На практике лаборатории и небольшие компании (которые во многих случаях производят для крупных брендов) доверяют "внешним сотрудникам" некоторые этапы производства.
Это в основном сложная работа, требующая много времени и особых навыков: типичным примером является вышивка на свадебных платьях, но скажем, что практика широко распространена для различных видов декораций и отделки.
Скандал, обнаруженный американцами (и нас, "итальянцев", это не слишком удивляет) заключается в том, что эти "внешние сотрудники" часто  "тети Клавы из соседнего подъезда", которое вышивают, следя за детьми или за кастрюлей на плите, и работают за копейки(то есть, центы) без какой-либо страховки.

К сожалению, крупные компании, обвиненные журналом, делают вид, что упали с дерева.
Но правда в том, что такая работа выгодна для всех.
Для известных брендов, которые осуществляют аутсорсинг производства, контроль условий труда приходится на подрядчиков.
Для сторонних компаний, которые могут предложить знаменитый и любимый многими "Made in Italy", это обходится небольшими расходами.
Давайте посмотрим правде в глаза: это также удобно и для "тети Клавы из соседнего подъезда" , которая может заработать, не выходя из дома. Да,  черным налом, и не оплачивая налоги, и прежде всего, не теряя права на какие-либо пособия по безработице, субсидии и т.д.

К сожалению, недостатком является то, что таким образом, "тети Клавы"  не имеют права голоса и за этим следуют шантаж и преследование.
Так что, рабство существует в 2018 году и не только в странах третьего мира!
Оно существует и в Италии, в нескольких километрах от нас.

И последняя, но не менее важная история, это трилогия - публикация книги "Il più bel lavoro del Mondo" (Самая красивая работа в мире), написанная итальянкой Джулией Менестриери(Giulia Menestrieri), но опубликованная пока только во Франции. В книге рассказывается о том, что всем известно в системе моды, но никто об этом не говорит.
То есть, эта сфера полна плохо оплачиваемыми рабочими местами.

Конечно, это банальный рыночный закон: предложение + спрос = низкая цена.
Всем ясно, что многие мечтают работать в сфере моды, и те, кто предлагает рабочие места, могут извлечь выгоду от бесконечного наплыва кандидатов.

Ключевым примером в книге Менестриери стал стилист с балетками от Шанель.
У той нет денег даже чтобы оплатить аренду жилья. Или поесть где-то, кроме Макдональдса.
Потому что она вынуждена крутиться в модном бизнесе, но при этом ей платят только "обменным товаром" (если все идет хорошо), а не банковским переводом.

Эти явления тоже можно ассоциировать с рабством.
Потому что это безнравственная практика.
Прежде всего, когда бренды думают об очень высокой прибыли.
И осознание проблем - это первый шаг к их решению.

P.S. Фотографии, включенные в этот пост, принадлежат Amna Aqeel.